PHILOLOGIA CLASSICA

Сайт кафедры классической филологии БГУ

Кафедра классической филологии БГУ

Научные статьи

О. В. Вахмянина

Взаимодействие литературной и фольклорной традиций в сербской поэзии (влияние античной традиции)

В сербском модернизме отмечается позиция резкого противопоставления последователей классической традиции (т.е. непосредственно сербской литературной традиции XIX века) и модернистских тенденций начала XX века (отказа от «традиционной» литературы). Такая ситуация стимулировала писателей к поиску новых путей пополнения и развития литературы: невозможно было обойти вниманием зарождающиеся новые западноевропейские тенденции, а также ориентированность на античность, проявившуюся в сербской поэзии в конце XIX века (в творчестве Воислава Илича).

Особенность сербской литературы состоит в том, что непосредственно само неклассическое течение не выделяется внутри других модернистских течений в отличие от других славянских литератур (польской, белорусской, хорватской, чешской). Эта черта объясняется тем, что сложившиеся каноны сербской поэзии формировались под влиянием античной традиции, освоенной через знакомство с творчеством французских поэтов-парнасовцев, т.е. присутствие неоклассического течения отмечается раньше, чем в других славянских литературах. Такой путь характеризуется двумя основными направлениями: вниманием к форме и вниманием к идее, что в конечном итоге приводит к их взаимодействию, возникновению новых сербских поэтических школ и направлений.

Первым, кто обратился к античности, к античной форме стиха, был Воислав Илич, творчество которого, по мнению современников, носило характер «балканского анахронизма». Он «дисциплинировал» сербский стих (писал шестнадцатисложником по примеру античного гекзаметра), ввел классические темы, героев античной мифологии, исторических деятелей античности, напыщенность, субъективность, классические эстетические идеалы («Ниоба», «Смерть Катона», «Овидий», «Коринфская гетера»). Однако основное внимание поэт уделял форме, богатству поэтической строки, обновлению сербского стиха. Значение В. Илича для сербской поэзии — в обновлении классицизма, актуализации античных тем и символов, модернизации (через архаизацию) сербского стиха. Но он остается поэтом «формы».

Большое влияние В. Илич оказал на другого сербского поэта — Йована Дучича, который перенимает у Илича одиннадцатисложник (позже основное место в поэзии Дучича занимает александрийский стих, «позаимствованный» у французских парнасовцев), вводит античные образы — Ниоба, Лакоон, Эдип. Также его поэзия характеризуется тенденцией к возвышенному стилю, торжественной патетикой («Римские сонеты», «Химера»). Учитывая, что поэт не был знаком с оригинальными произведениями, неудивительно, что в его поэзии часты ошибки в восприятии, понимании, употреблении реалий античности. Знакомый только с интерпретациями античной философии, Дучич пишет трактат «О счастье», ищет истину в жизни и искусстве, становиться поэтом «больших тем» в сербской литературе: основными темами его творчества становятся Бог, любовь, смерть. При этом поэт сочетает языческие и христианские представления о мире, стремясь найти в таком взаимодействии истинную гармонию. Однако форма в творчестве Й. Дучича становится лишь средством раскрытия эстетической идеи.

Традиции В. Илича и Й. Дучича нашли свое продолжение в творчестве поэтов-неосимволистов Момчило Настасиевича, Васко Попы и неоромантика Бранко Мильковича, объединенных критиками в одну школу так называемой «архетипической метафизики», представляющую наибольший интерес для нашего исследования.

Нельзя не отметить тот момент, что наряду с интеллектуализмом, метафизикой, античными темами и лирической абстракцией, сербская поэзия модернизма направлена на поиск «сущностно-сербских» художественных категорий. Такая тенденция основывалась на стремлении расшатать изнутри устоявшиеся патриархальные стереотипы и установить новые, не просто современные, но истинно сербские. Для достижения этой цели необходимо было обратиться к фольклору, вобравшему и транслирующему особенности мировоззрения сербского народа, а также к опыту других национальных литератур, философским представлениям.

Основными направлениями для возвращения к «сущностно-сербским» художественным категориям стали: обращение к «материнской» мелодике стиха (термин введен М. Настасиевичем), к обрядам и обычаям сербов; интерпретация известных фольклорных мотивов, народной символики; стилизация поэтического текста (чаще всего — примитивизация).

Однако поэзия «архетипической метафизики» — это критика рационального мышления, желание освободить сознание с целью проникнуть в суть вещей. В творчестве представителей этой школы слились фольклорные, мифологические и философские мотивы, составляя единую картину мира, разумеется, сербскую. Отметим, что их интерес к сути вещей связан с мифологической моделью «возвращения к абсолютному началу», поиску гармонии.

Такой же попыткой вернуться к истокам культуры народа в целом является примитивизм. В творчестве М. Настасиевича, Б. Мильковича и В. Попы примитивизация выступает не просто как определенный прием стилизации. Они опираются на хорошо известные идеи Л. Леви-Брюлля о влиянии примитивного менталитета как константы человеческого духа на развитие культуры народа не только в прошлом, но и в более поздние периоды.

При взаимовлиянии двух факторов (философии, культурологии и фольклорной традиции) сербская поэзия «архетипической метафизики» обращается к самым истокам смысла слов и явлений, взаимосвязи понятия и предмета, идеи и ее воплощения, т.е. оказывается направленной на поиск гармонии, пантеистические представления, тесно связанные с античными представлениями и античной философией (понимание судьбы как атрибута космоса и основы его гармонии, интерес к структуре всего сущего, его первоисточнику, несомненное влияние платоновской концепции идеи, античных представлений о прекрасном).

Для М. Настасиевича две основные формы духа — это философия и искусство, и прежде всего поэзия. Такая позиция вызвана несомненным влиянием философии М. Хайдеггера, который обращается к досократикам (Гераклиту, Анаксимандру, Пармениду) и к поэзии немецкого романтизма для подтверждения своего положения, что «язык — дом бытия». С помощью поэзии поэт стремиться проникнуть в суть предмета или явления, познать сущность человека. Только через существование себя и предельное абстрагирование он познает весь мир, заново пытаясь дать наименование/название каждому предмету, предварительно проникнув в его сущность. Таким образом, создается универсальная схема миропорядка, рассматриваются модели создания образа как атрибута космоса и подчеркивается необходимость его соответствия своему воплощению для сохранения гармонии.

В творчестве другого неосимволиста В. Попы также актуальны поднятые М. Настасиевичем вопросы и используемые методы. Однако В. Попа в большей степени является выразителем этнического самосознания, поэтому его творчество насыщенно мифологическими представлениями сербов, народными образами и символами. При этом в качестве «начала» мира он рассматривает персонифицированное генетическое начало в образе Матери-Земли, а качестве «начала» нации — тотем (волка. Но основное внимание поэт уделяет игре со словом и смыслом, в его творчестве отмечается некоторая «субстанциональность» слов и расчлененность предметов для лучшего их анализа.

Двенадцатисложник продолжает занимать одно из основных мест в творчестве представителей «архетипической метафизики», что связано с влиянием В. Илича, Й. Дучича и сербской эпической традиции: двенадцатисложником написаны сербские бугарштицы.

Стихотворения Б. Мильковича напоминают эпические песни медитативного характера, баллады, повествующие о событиях от лица лирического героя (в то же время и героя эпоса), насыщенные национальной символикой. В его творчестве достаточно последовательно прослеживается влияние Й. Дучича: часты элегии, песни, александрийский стих. Особое внимание поэт уделяет также красоте и гармоничности окружающего мира. Наблюдается синтез классической формы стиха и национального содержания (идеи).

Таким образом, можно отметить следующие моменты взаимодействия сербской поэтической литературной (в частности, античной культуры) и фольклорной традиций, повлиявших на возникновение оригинальной школы «архетипической метафизики»:

1) взаимодействие античных мотивов и фольклорных представлений;

2) внимание к форме стиха (что привело к экспериментам с языком и формой поэтических произведений);

3) пейзажные зарисовки служат для раскрытия переживаний лирического героя или основой для символизации отдельных природных явлений;

4) эстетизм;

5) поиск гармонии;

6) синтез пантеизма и христианства;

7) поиск истины, истинного знания;

8) внимание к культурным ценностям;

9) поиск первоначала, первоисточника всего сущего;

10) соотнесение идеи (символа) и ее воплощения;

11) внутренняя рифма и цезура;

12) гекзаметр, александрийский стих;

13) медитативность, элегичность поэзии.

Для более детального сопоставления предлагается таблица, позволяющая увидеть соотношение античных тенденций и собственно сербских в сербском модернизме.

1. Ритмика, метрика, композиция
В. ИличШестандцатисложник, одиннадцатисложник, ямб, цезура
Й. ДучичДвенадцатисложник, одиннадцатисложник, восьмисложник, симметрия, хорей
М. НастасиевичВосьмисложник, шестисложник, эллипс, идейно-закрытый стих, кольцевая композиция (стиха и циклов стихов)
Б. МильковичШестнадцатисложник, одиннадцатисложник, хорей, цезура
В. ПопаСиллабика, симметрия, хорей, цезура
2. Рифмика
В. ИличРифма, внутренняя рифма
Й. ДучичРифма, катрен, александрийский стих
М. НастасиевичТрехстрочная строфа, рифма
Б. МильковичАлександрийский стих, рифма
В. ПопаВнутренняя рифма
3. Жанр
В. ИличЭлегии, гимны, песни
Й. ДучичЭлегии, песни, сонеты
М. НастасиевичЭлегия, медитативная лирика
Б. МильковичПесни, элегии, сонеты
В. ПопаБелый стих
4. Темы и мотивы
В. ИличПейзажная, любовная лирика, античные мотивы
Й. ДучичЛюбовная, пейзажная лирика, патриотические мотивы, бог, любовь, смерть, истина
М. НастасиевичФилософские, фольклорные мотивы
Б. МильковичПатриотические, античные, фольклорные, экзистенциальные мотивы
В. ПопаФольклорные мотивы, мировая и сербская история
5. Поэтическая программа
В. ИличЭстетизм, формализм, риторичность, гармония
Й. ДучичПатриотизм, идеализация, символизм, гармония, патетика, мелодичность, абстрактность
М. НастасиевичАрхаизация, языковой эксперимент, неосимволизм, формализм, звукопись, мелодичность, эстетизм, субъективизм, метафизика
Б. МильковичАрхаизация, фольклоризация, метафоризация, метафизика, эстетизм, медитативность, неоромантизм
В. ПопаФольлоризация, метафизика, звукопись, неосимволизм, игра со словом и смыслом, пантеизм

Источники

1. Дучић Ј. Песме. — Сремски Карловци, 1998.

2. Најлепше песме Бранка Миљковића. — Београд, 2001.

3. Настасијевић М. Седам лирских кругова. — Сремски Карловци, 1995.

4. Попа В. Изабране песме. — Београд, 1998.

5. Којен Л. Антологија српске лирике. — Београд, 2001.

Скачать статью (rar)Скачать статью (pdf)


Сведения об авторе (2005 г.): Вахмянина Ольга Валерьевна — аспирант кафедры славянских литератур Белорусского государственного университета (Минск).

Выходные данные: Филологические штудии = Studia philologica : сб. науч. ст. / под ред. Г. И. Шевченко, К. А. Тананушко ; [редкол.: А. В. Гарник и  др.]. — Вып. 6. — Минск, 2005. — С. 16–20.

ISBN 985-485-461-2.