PHILOLOGIA CLASSICA

Сайт кафедры классической филологии БГУ

Кафедра классической филологии БГУ

Научные статьи

Е. Л. Кузнецова

О реализации темпорального признака в номинациях лекарственных растений

В названиях травянистых лекарственных растений могут быть заключены различные их характеристики, например: 1) органолептические признаки (особенности строения, свойства); 2) особенности жизненной формы или жизнедеятельности (способность перемещаться; способность виться; способность прикрепляться к другому объекту; способность собирать и сохранять влагу или выделять секрет; характер прикрепления цветков; место произрастания; время произрастания); 3) предназначение (медицинское предназначение; бытовое предназначение; магическое предназначение; воздействие на человека; воздействие на животных). Цель данной работы — выявить особенности мотивации фитонимов, отражающих темпоральные характеристики травянистых лекарственных растений, и установить способы выражения мотивировочного признака — прямой либо опосредованный — метонимический или метафорический (на материале латинской ботанической номенклатуры, русского литературного языка и диалектов). В работе рассматриваются однословные фитонимы (латинские родовые названия, однословные русские литературные и диалектные наименования).

Темпоральные характеристики растений предполагают указание на время появления растений после зимы или время зацветания и цветения, продолжительность цветения или жизни.

Прямое указание на то, что данное растение появляется и цветет первым по времени, содержится в латинском наименовании рода Primŭla (Primŭla veris, первоцвет весенний [8, с. 583]), являющимся субстантивированной формой женского рода прилагательного primŭlus, a, um ‘первый’ — от порядкового числительного primus, a, um ‘первый’ [5, с. 617]; подразумевается (herba) primŭla ‘первая (трава)’: некоторые виды данного рода цветут самой ранней весной, т. е. одними из первых [1, с. 272; 6, с. 124].

В русском литературном языке и диалектах встречаются сложные фитонимы, в которых характеристика растений по раннему времени цветения сочетается с наименованием части растений (фитонимы прямого и метонимического типа (часть — целое)). В литературном языке для растения Primŭla имеется сложное название, в котором первый компонент происходит от порядкового числительного: первоцве́т (Primŭla) [12, IX, с. 408]. Аналогичное наименование присутствует и в диалектах: первоцве́тка (Chrysosplenium alternifolium) [10, XXVI, с. 14] — селезеночник появляется и зацветает ранней весной [13, с. 611].

К следующему типу номинаций относятся литературные и диалектные фитонимы, характеризующие растения по времени произрастания через указание на период появления или зацветания и цветения, а также период продолжительности цветения и жизни (фитонимы метонимического типа (время — растение)).

Так, в литературном языке имеется наименование, характеризующее растение по времени цветения посредством мотивации названием месяца — ма́йник (Majanthĕmum) [11, II, с. 216], обусловленное, как и родовое наименование Majanthĕmum (см. ниже), временем цветения растения (в мае-июне) [6, с. 95; 8, с. 462]. Фитонимы, характеризующие растения по времени появления или цветения посредством мотивации лексемами с темпоральным значением (названиями пор года, месяцев или времени дня), встречаются и в диалектах. При этом для одного и того же растения могут быть представлены номинации, мотивированные как названием поры года, так и наименованием месяца: осенчу́к (Aster alpīnus) [10, XXIII, с. 369], сентябри́чка (Aster alpīnus) [10, XXXVII, с. 176] — наименования указывают на позднее время цветения астры (начиная с конца лета) [9, с. 17]: Сентябри́чка в сентябре цветет. Уже холодно, а она цветет [10, XXXVII, с. 176]. Мотивирующим может быть и название определенной поры дня, например, полудё́нка (Potentilla erecta) — от диал. полу́денка ‘полдень’ [10, XXIX, с. 142] — объясняется в СРНГ следующим образом: Полуденки, они а полдень токо цветут [10, XXIX, с. 142], ср. также ра́нник (Achillēa millefolium): Ранник рано вылазит, еще ничего нет [10, XXXIV, с. 103].

Кроме того, в числе диалектных фитонимов представлены номинации, мотивированные названиями календарных праздников или времени сельскохозяйственных работ. Например, появление наименования сеноко́сник (Leucanthĕmum vulgāre) [10, XXXVII, с. 172] обусловлено тем, что цветение нивяника обыкновенного приходится на время сенокоса. Данный фитоним можно объяснить таким же образом, как и название другого растения сеноко́сник (Matricaria, ромашка), поскольку у этих растений время цветения совпадает (с мая по август) [8, с. 531, там же, с. 674]: Ромашку у нас сенокосником зовут: она цвететкосить траву надо [10, XXXVII, с. 172]. Как отмечено В. Б. Колосовой, одна из наиболее частотных моделей в фитонимике — называние растения по календарному празднику, приблизительно совпадающему со временем цветения растения [7, с. 87].

Диалектные наименования могут характеризовать растения по продолжительности цветения или жизни. Данные фитонимы мотивированы лексемой месяц или названием поры года: ме́сячиха (Chrysosplenium alternifolium) [10, XVIII, с. 133] — указывает на продолжительность цветения и видимой жизни растения (Цветет в апреле-мае, а в начале лета от селезеночника и следа не остается, он затаился под землей, в корневище.) [8, с. 690; 13, с. 611]; зимница (Saponaria officinālis) [2, с. 189] — указывает на достаточно позднее окончание цветения растения (мыльнянка лекарственная цветет с июня до сентября) [8, с. 512] (ср. диал. зимника, зимнина, зимница ‘поздние фрукты, плоды’ [2, с. 189]).

Еще один тип номинаций представлен сложными латинскими и диалектными фитонимами, в которых характеристика растений по времени цветения сочетается с наименованием части растений (фитонимы метонимического типа (время — растение; часть — целое)). В ботанической номенклатуре присутствует номинация, в которой мотивация названием месяца сочетается с наименованием части растения. Так, родовое наименование Majanthĕmum (Majanthĕmum bifolium, майник двулистный [8, с. 462]) происходит от латинского существительного Majus ‘месяц май’ и греческого ἄνθος ‘цветок’ [5, с. 467; 4, I, с. 148; 4, I, с. 150]: такое название, буквально означающее ‘майский цветок’, связано со временем цветения растения (в мае-июне) [6, с. 95; 8, с. 462]. Также сложный диалектный фитоним майноцве́тка (Majanthĕmum bifolium) [10, XVII, с. 305] имеет опорную основу от существительного цвет и первую основу от названия месяца (ср. лат. Majanthĕmum и литер. ма́йник): Цветет майноцветка в мае, белая она, пьют от родимчика, от испугу [10, XVII, с. 305].

В латинской номенклатуре и в русском языке встречаются номинации, в которых содержится метафорическое представление продолжительности жизни растений (фитонимы метафорического типа (сравнение с мифологическими/религиозными персонажами по состоянию)).

Например, в латинской номенклатуре представлено сложное родовое название Sempervīvum (Jovibarba sobolifĕra, син. Sempervīvum sobolifĕrum, молодило побегоносное [8, с. 502]), происходящее от наречия semper ‘всегда’ и прилагательного vivus ‘живой, живущий’ [5, с. 699; 5, с. 830]: фитоним означает ‘вечно живой, живущий’ (ср. бессме́ртный ‘вечно живущий, не подверженный смерти, уничтожению (о мифических богах и других существах, одаренных бессмертием по первобытным представлениям и религиозным верованиям)’ [12, I, с. 428]), т. к. данное растение — вечнозеленое и, будучи сорвано, долго не вянет [1, с. 325; 6, с. 141; 15, с. 613].

Характеристика растения по продолжительности жизни содержится и в литературном названии другого растения — бессме́ртник (Antennaria) [12, I, с. 428] — от прилагательного бессмертный: бессмертник (Antennaria, Helichrysum и др.) — растение, сохраняющее форму и цвет в засушенном виде [3, с. 51]. Фитоним бессме́ртник является, по одним данным, калькой латинского фармацевтического названия Immortalia (Helichrysum arenarium, бессмертник песчаный) [1, с. 163], по другим данным, вероятно, калькой франц. immortelle [14, II, с. 108]. Подобное наименование представлено и в диалектах: бессме́ртник (Antennaria dioĭca) [10, II, с. 277].

Также в научной номенклатуре и в русском литературном языке представлены сложные фитонимы, характеризующие растение по предпочтению времени произрастания (фитонимы метонимического (время — растение) и метафорического типа (метафорическое обозначение предпочтительных условий)). Например, к данному типу номинаций относится латинское родовое наименование Chimaphĭla (Chimaphĭla umbellāta, зимолюбка зонтичная [8, с. 292]), происходящее от греческих слов χειμών ‘зима’ и φιλέω ‘любить’ [14, II, с. 1768; 14, II, с. 1726]: такое название — своего рода указание на то, что зимолюбка — вечнозеленое растение [13, с. 245]. Литературное название зимолю́бка (Chimaphĭla) [8, с. 292] является калькой латинского родового названия Chimaphĭla.

Таким образом, на основании анализа фитонимов, заключающих в себе темпоральные характеристики растений, выявлено, что в данных номинациях мотивировочный признак может быть выражен как прямо, так и опосредованно. В числе латинских родовых названий представлены фитонимы с прямым характером номинации и композиты метонимического, метафорического либо метонимического и метафорического характера. В числе литературных представлены фитонимы метонимического или метафорического типа, а также композиты прямого и метонимического типа, метонимического и метафорического типа. Диалекты характеризуются наличием в них фитонимов метонимического или метафорического типа, а также композитов метонимического типа, прямого и метонимического типа. Для диалектов русского языка зачастую характерны фитонимы с особой, иногда необычной мотивацией: например, в научной номенклатуре и в русском литературном языке не встречается мотивация названиями календарных праздников, времени сельскохозяйственных работ, лексемой месяц.

Литература

1. АнненковН. Ботанический словарь: справ. кн. для ботаников, сел. хозяев, садоводов, лесоводов, фармацевтов, врачей, дрогистов, путешественников по России и вообще сел. жителей / Н. Анненков. — Новое, испр., пополн. и расш. изд. — Санкт-Петербург : Тип. Императ. Акад. наук, 1878. — Разд. паг.

2. Большой толковый словарь донского казачества : ок. 18 000 слов и устойчивых сочетаний / Рост. гос. ун-т; редкол.: В. И. Дегтярев [и др.]. — Москва : Рус. слов., Астрель, ACT, 2003. — 604 с.

3. Всемирная энциклопедия. Биология / В. В. Адамчик [и др.] ; гл. ред. и сост. М. В. Адамчик ; гл. науч. ред. В. В. Адамчик. — Минск : Соврем. литератор, 2004. — 832 с.

4. ДворецкийИХ. Древнегреческо-русский словарь : ок. 70 000 слов : в 2 т. / И. Х. Дворецкий. — Москва : Гос. изд-во иностр. и нац. слов., 1958. — 2 т.

5. ДворецкийИ. Х. Латинско-русский словарь : ок. 50 000 слов / И. Х. Дворецкий. — 4-е изд., стер. — Москва : Рус. яз., 1996. — 845 с.

6. КаденН. Н. Этимологический словарь латинских названий растений, встречающихся в окрестностях агробиостанции МГУ «Чашниково» / Н. Н. Каден, Н. Н. Терентьева ; под ред. В. И. Мирошенковой. — Москва : Изд-во Моск. ун-та, 1975. — 203 с.

7. КолосоваВБ. Лексика и символика славянской народной ботаники. Этнолингвистический аспект / В. Б. Колосова. — Москва : Индрик, 2009. — 352 с.

8. Лекарственные растения : самая полн. энцикл. / А. Ф. Лебедева [и др.]. — Москва : АСТ-пресс книга, 2004. — 907 с.

9. МаккалистерР. Все о растениях в легендах и мифах / Р. Маккалистер. — Санкт-Петербург : Кристалл ОНИКС, 2007. — 191 с.

10. Словарь русских народных говоров : [в 45 вып.] / Акад. наук СССР, Ин-т рус. яз. — Ленинград ; Санкт-Петербург : Наука, 1965–2013. — [45 вып.].

11. Словарь русского языка : в 4 т. / Акад. наук СССР, Ин-т рус. яз. — Изд. 3-е, стер. — Москва : Рус. яз., 1985–1988. — 4 т.

12. Словарь современного русского литературного языка : [в 17 т.] / Акад. наук СССР, Ин-т рус. яз. ; главная редакция: В. И. Чернышев (гл. ред.) [и др.]. — Москва ; Ленинград : Изд-во АН СССР, 1950–1965. — 17 т.

13. ЧухноТ. Большая энциклопедия лекарственных растений / Т. Чухно. — Москва : Эксмо, 2007. — 986, [35] с.

14. Этимологический словарь русского языка : [в 9 вып.] / под ред. Н. М. Шанского. — Москва : Изд-во Моск. ун-та, 1963–1999. — [9 вып.].

15. ErnoutA. Dictionnaire étymologique de la langue latine: histoire des mots : en 2 vol. / A. Ernout, A. Meillet. — 4. éd., rev., corr. et augm. — Paris: Klincksieck, 1959. — 2 vol.

Скачать статью (rar)Скачать статью (pdf)


Сведения об авторе (сентябрь 2015 г.): Кузняцова Алена Леанідаўна — выкладчык кафедры лацінскай мовы Беларускага дзяржаўнага медыцынскага ўніверсітэта (Мінск).

Выходные данные: Філалагічныя штудыі = Studia philologica : зб. навук. арт. / пад рэд. Г. І. Шаўчэнка, К. А. Тананушкі ; рэдкал.: А. В. Гарнік [і інш.]. — Вып. 8. — Мінск, 2015. — C. 45–49.

ISBN 978-985-500-897-3.