PHILOLOGIA CLASSICA

Сайт кафедры классической филологии БГУ

Кафедра классической филологии БГУ

Научные статьи

Е. В. Стриго

О словообразовательном потенциале непроизводных собирательных имен существительных с латинской корневой морфемой

Определение словообразовательного потенциала слов различных частей речи и различных тематических групп является актуальной задачей современной лингвистики. В связи с этим интерес представляет исследование деривационного потенциала иноязычной лексики латинского происхождения. В данной работе в центре нашего внимания находится группа собирательных непроизводных имен существительных с латинской корневой морфемой (утиль — utilis, e ‘полезный’ [1]). В процессе исследования нас интересовало, как проявляют свой словообразовательный потенциал существительные с собирательной семантикой, а именно: какими способами и с какими словообразовательными значениями (СЗ) они образуют производные, как влияет на состав и структуру мотивированных ими словообразовательных гнезд (СГ) наличие одного или нескольких лексико-семантических вариантов (ЛСВ) значения опорного слова.

В «Словообразовательном словаре русского языка» [4] мы обнаружили 12 СГ с опорным иноязычным именем существительным, имеющим латинскую корневую морфему и относящимся к лексико-грамматическому разряду (ЛГР) собирательных имен. Среди них 4 слова являются однозначными (классика ‘классические, образцовые произведения литературы и искусства’ [3]) и 8 — многозначными лексемами, лексико-семантические варианты которых имеют разные лексико-грамматические характеристики. Чаще всего в нашем материале встречаются многозначные существительные с собирательными и конкретными семами (5): милиция — 1. ‘государственный орган в СССР для охраны общественного порядка и безопасности’ (конкр.); 2. собир. разг. ‘работники милиции; милиционеры’ (собир.); 3. ‘то же, что милиционная армия’(конкр.) [3],реже — с собирательными и вещественными семами (2): опак — 1. ‘сорт белой глины, идущий на выделку посуды’ (вещ.); 2. ‘гончарные изделия из такой глины’ (собир.) [3]. Характеристики всех лексико-грамматических разрядов (абстрактные, конкретные, вещественные и собирательные) мы обнаружили среди ЛСВ слова элемент.

Для выявления особенностей реализации деривационного потенциала у одно- и многозначных собирательных имен существительных с латинской корневой морфемой мы проанализировали словообразовательные гнезда, мотивированные данными непроизводными лексемами. Анализ структуры СГ (по терминологии А. И. Моисеева [2, с. 86]) однозначных собирательных имен показал, что все исследованные базовые основы организуют древовидные гнезда, имеющие разветвленную структуру из нескольких словообразовательных цепочек (СЦ) и словообразовательных парадигм (СП). Что же касается СГ многозначных мотивирующих, их структурное своеобразие заключается в преобладании СГ типа «гнездо-дерево» (57 %), реже встречаются двусловные СГ типа «гнездо-пара» (29 %) и СГ типа «гнездо-веер» (14 %), состоящие из одной СП.

В синтагматическом плане данные СГ можно охарактеризовать по количеству компонентов в составе СЦ. Так, в интересующих нас СГ однозначных собирательных имен мы обнаружили СЦ, состоящие из двух–пяти компонентов. Чаще всего встречаются СЦ из трех компонентов (57 %) (классика→классич-н(ый) →классичн-о), реже — СЦ из четырех компонентов (27 %) (мебель→мебл-ирова-ть→о-меблировать→омеблировать-ся), 14 % от общего количества составляют СЦ из двух компонентов (текстиль→текстиль-н-ый) и 2 % — СЦ из пяти компонентов (утиль→утилизирова-ть→утилиз-аци(j-а) →ре-утилизация→реутилизации-онн-ый). В СГ многозначных мотивирующих в основном встречаются СЦ, состоящие из двух (74 %) и (значительно реже) из трех (26 %) компонентов, что говорит о более низком словообразовательном потенциале данных полисемантичных лексем по сравнению с однозначными производящими основами.

В состав бинарных СЦ обычно входят адъективные производные и субстантивные производные с соединительным и модификационным СЗ, которые характеризуются слабой словообразовательной активностью. Активное развертывание словообразовательных цепочек, как правило, наблюдается при появлении глагольных дериватов и субстантивов с мутационным СЗ.

Производные в гнездах однозначных собирательных существительных находятся на двух (СГ текстиль) и на четырех (СГ мебель, утиль, классика) ступенях деривации. Первая ступень деривации представлена всего 17 производными, на второй ступени обнаружено 38 производных, на третьей — 18 и на четвертой ступени — 5. Таким образом, максимальное количество дериватов в данных гнездах сосредоточено на второй ступени словопроизводства, что вообще не характерно для СГ с опорными иноязычными лексемами с латинской корневой морфемой. Соотношение количества производных на разных ступенях деривации в СГ многозначных опорных лексем иное: на первой ступени находятся 20 дериватов, на второй — 9.

Анализ состава СП первой ступени деривации однозначных непроизводных собирательных существительных с корневой морфемой латинского происхождения показал, что производные в интересующих нас СП распределяются в субстантивный (10), адъективный (5) и глагольный (2) частеречные блоки.

Производные субстантивного блока по характеру реализующихся в них словообразовательных значений представляют собой лексические дериваты с мутационным, модификационным и соединительным СЗ. Мутационное СЗ выражается суффиксальными дериватами со значением направления (1) (классицизм) и лица (5). При образовании агентивов чаще всего используется суффикс -щик (3) (мебельщик), в единичных случаях — -и (текстили) и -ик (классик). В СП текстиль мы обнаружили два синонимичных образования со значением лица, оформленные разными аффиксами: текстильщик и текстили (= текстильщики [3]), из них более употребительным является производное с суффиксом -щик.

Модификационное СЗ субъективной оценки реализуется всего в одном производном (меблишка). Соединительное СЗ находит отражение в трех дериватах (киноклассика, технотекстиль, костьутиль).

Адъективный блок компонентов в рассматриваемых СП представлен суффиксальными дериватами (5), большинство из которых образуется с помощью общеотносительного инвариантного суффикса -н- (мебельный). Одно многозначное адъективное производное оформлено с помощью суффикса -еск- (классический). Два адъективных деривата по отношению друг к другу являются словообразовательными синонимами (классический и классичный), хотя более востребованным в данной паре можно назвать производное с суффиксом -еск-.

Глагольный блок в рассматриваемых СП составляют два производных глагола, образованные с помощью продуктивных в специальной и книжной речи суффиксальных формантов -ирова-/-изирова- (меблировать, утилизировать).

Таким образом, большинство производных первой ступени деривации в СП однозначных собирательных мотивирующих — это имена существительные (59 %), среди которых преобладают производные с мутационным СЗ лица. Во всех рассматриваемых СП присутствуют также суффиксальные адъективы (29 % всех производных первой ступени деривации), реже встречаются глагольные дериваты (12 % всех производных).

Производные первой ступени деривации в СП многозначных имен существительных распределяются только в субстантивный (14) и адъективный (18) частеречные блоки. Компоненты субстантивного блока реализуют мутационные СЗ лица (2) (карамельщик), вещества (1) (ванилин) и предмета (1) (барабарисник), модификационное СЗ единичности (3) (барбариска) и соединительное СЗ (7) (цитрованиль). Субстантивные дериваты образуются от всех ЛСВ опорных основ, причем некоторые производные характеризуются многозначностью, которая является следствием многозначности производящих (милиционер). Часть производных возникает на базе какого-то одного ЛСВ базового слова; например, производные с модификационным СЗ единичности мотивируются собирательными семами опорного слова.

Среди компонентов адъективного блока более частотны относительные прилагательные, в образовании которых принимают участие суффиксы -н-/ -онн-/-арн- (7) (аудиторный), -ов-/-ев- (3) (опаковый) и -ск- (1) (милицейский). Два деривата появились в результате сложения (элемент-оорганический) и 4 — в результате сложения в сочетании с суффиксацией (тр-ех-элемент-н-ый).

Большое количество производных имен прилагательных в рассматриваемых нами СП многозначных производящих объясняется тем, что в одной СП могут присутствовать несколько суффиксальных адъективных образований. Данные дериваты с различными суффиксами или относятся к разным ЛСВ опорного иноязычного слова (милицейский и милиционный), или представляют собой словообразовательные синонимы: полные (барбарисный и барбарисовый) и неполные (ванильный и ванилевый (разг.)).

По нашим наблюдениям, СП первой ступени деривации многозначных существительных с собирательными семами характеризуется преобладанием компонентов адъективного блока (56 %), которые могут относиться к одному или к нескольким ЛСВ опорного слова. Остальные дериваты представляют собой субстантивные производные (44 %), которые также мотивируются как одним (производные со значением единичности), так и несколькими (агентивные дериваты и дериваты со сложной семантикой) значениями исходных лексем.

Таким образом, в итоге проведенного анализа СГ одно- и многозначных непроизводных собирательных существительных с латинскими корнями, мы пришли к следующим выводам.

1. Практически все исследованные нами иноязычные лексемы собирательной семантики проявляют высокую словообразовательную активность, организуя в основном СГ древовидной структуры (75 %). Однако деривационный потенциал однозначных базовых основ оказывается выше, что подтверждается следующими данными:

— только у многозначных мотивирующих встречаются гнезда более простой структуры («гнездо-пара» (17 %) и «гнездо-веер» (8 %));

— многозначные непроизводные лексемы больше специализируются на организации бинарных словообразовательных цепочек (74 %), а однозначные — на организации полинарных словообразовательных цепочек (86 %);

— производные в СГ однозначных существительных возможны на первых пяти ступенях деривации, наиболее наполненной является вторая ступень; а в СГ многозначных субстантивных основ производные группируются на первых двух ступенях словопроизводства, наибольшее количество дериватов сосредоточено на первой ступени;

— вследствие особенностей семантики в СП некоторых однозначных мотивирующих появляются глагольные производные, которые, в свою очередь, значительно активизируют словообразовательные процессы, происходящие в СГ;

— отдельные многозначные имена существительные относятся к малоупотребимой лексике (опак), а фактор коммуникативной востребованности исходных слов оказывает большое влияние на реализацию/нереализацию их деривационных возможностей.

2. Набор производных в исследованных нами СП одно- и многозначных существительных собирательной семантики на первой ступени деривации также демонстрирует резкое отличие в реализации словообразовательного потенциала у данных мотивирующих основ. Производные в СП однозначных имен распределяются в субстантивный, адъективный и глагольный частеречные блоки, тогда как СП многозначных базовых основ представлена только субстантивным и адъективным частеречными блоками. В СП однозначных имен преобладают субстантивные производные-наименования лица, в СП многозначных — относительные адъективные дериваты.

Производные субстантивного блока в рассматриваемых СП многозначных существительных характеризуются преобладанием дериватов сложной семантики, которые не мотивируются собирательными семами производящей основы. Производные субстантивы с мутационными СЗ обычно возникают на базе всех ЛСВ мотивирующего, производные с модификационным СЗ единичности — на базе ЛСВ собирательной семантики.

3. Наиболее востребованным способом образования дериватов в рассматриваемых СП является суффиксация. При образовании относительных адъективных производных и субстантивных производных со значением лица и субъективной оценки наиболее активны исконно русские аффиксы (классик). Иноязычные словообразовательные форманты обычно принимают участие в образовании глаголов (утилизировать).

4. В проанализированных СП наблюдаются случаи словообразовательной синонимии у субстантивных агентивных производных с суффиксами -щик и -ии у адъективных производных с суффиксами -еск- и -н-, -ов- и -н-. Дериваты в данных синонимичных парах отличаются стилистической окраской и частотностью употребления.

Литература

1. Крысин, Л. П. Толковый словарь иноязычных слов / Л. П. Крысин. — Москва : Рус. яз., 1998. — 848 с.

2. Моисеев, А. И. Словообразовательная цепь как разновидность словообразовательной парадигмы / А. И. Моисеев // Русская словообразовательная синтагматика и парадигматика : сб. науч. трудов / Кубан. гос. ун-т ; под науч. ред. А. Г. Лыкова. — Краснодар, 1991. — С. 84–91.

3. Словарь русского языка : в 4 т. / редкол.: А. П. Евгеньева (гл. ред.) [и др.]. — 3-е изд., стер. — Москва : Рус. яз., 1985. — 4 т.

4. Тихонов, А. Н. Словообразовательный словарь русского языка : в 2 т. / А. Н. Тихонов. — 2-е изд., стер. — Москва : Рус. яз., 1990. — 2 т.

Скачать статью (rar)Скачать статью (pdf)


Сведения об авторе (сентябрь 2015 г.): Стрыга Кацярына Віктараўна — старшы выкладчык кафедры класічнай філалогіі Беларускага дзяржаўнага ўніверсітэта (Мінск).

Выходные данные: Філалагічныя штудыі = Studia philologica : зб. навук. арт. / пад рэд. Г. І. Шаўчэнка, К. А. Тананушкі ; рэдкал.: А. В. Гарнік [і інш.]. — Вып. 8. — Мінск, 2015. — C. 79–84.

ISBN 978-985-500-897-3.