PHILOLOGIA CLASSICA

Сайт кафедры классической филологии БГУ

Кафедра классической филологии БГУ

Научные статьи

М. В. Золотарь

Религиозная лексика латинского и греческого происхождения в «Повести о трех королях-волхвах» (XV в.)

Произведение XV в. «Повесть о трех королях-волхвах» анализируется по изданию: Перетц, В. Н. Повесть о трех королях-волхвах в западно-русском списке XV века / В. Н. Перетц // Памятники древней письменности и искусства. — Вып. 150. — Санкт-Петербург, 1903 [5]. Экземпляр издания хранится в Национальной библиотеке РБ. Палеографическое описание рукописи сделал Е. Ф. Карский в своей работе «Западнорусский сборник XV-го века, принадлежащий Императорской публичной библиотеке, Q. I. № 391 : палеографические особенности, состав и язык рукописи». Он же датировал рукопись концом XV в. [4, с. 966] и указал источник этого произведения: повесть на латинском языке Иоанна Хильдесхайма (Johannes von Hildesheim) «Liber de gestis ac trina beatissimorum trium regum translatione». Повесть была переведена во второй половине XV в. в католической средепредположительно с латинского оригинала или польского перевода.

Текст «Повести» чрезвычайно насыщен лексемами, относящимися к сфере религии. Среди этой лексики можно выделить пласт заимствований, восходящих к текстам Священного писания, в основном Евангелий. Говоря о текстах Ветхого Завета как источнике заимствований в старославянском, а затем и старобелорусском языке, мы имеем в виду главным образом греческий перевод этих текстов, так называемую Септуагинту.

Название книг Священного писания — Библия — восходит к греческому языку. В тексте повести встречается слово в такой орфографии: блибліи. Слово Библия происходит от греч. βιβλία, что означает дословно ‘книги’. Соответствующий еврейский термин применительно к текстам Священного писания встречается еще в ветхозаветные времена: «Я, Даниил, сообразил по книгам число лет, о котором было слово Господне к Иеремии» (Дан. 9:2). В христианской традиции слово βιβλία употреблялось с конца I в. н. э., вначале для обозначения книг Ветхого Завета; в дальнейшем название распространяется на все тексты Священного писания и утрачивает значение множественного числа. А. М. Булыко указывает, что данное слово было заимствованно старобелорусским языком через посредничество польского и латинского [2, с. 42].

Другое слово, не раз встречающееся в тексте «Повести…» в различной орфографии — ангел. Словосочетание ἄγγελος κυρίου (греч. ‘ангел господень’), представляющее собой кальку древнееврейского малеах яхве, дословно обозначает ‘посланник господень’. Под влиянием текстов Ветхого и Нового заветов греческое слово, прежде обозначавшее просто ‘вестник’, приобрело новое значение. Различная орфография, используемая в «Повести…», указывает на пути заимствования этого слова: так, написание англь, ангельский [5, с. 26–27] говорит о старославянском посредничестве при заимствовании, а написание аньел, аниѡлем [5, с. 9], аньел [5, с. 27] свидетельствует о польском влиянии (польск. anioł).

Следующая лексема, изменившая свое значение по сравнению с исконным греческим словом, — апостол. Др.-греч. ἀπόστολος первоначально означало ‘посланец, посол’. В Новом завете этим словом стали называть учеников Христа, посланных им распространять новую веру; в этом значении слово апостол вошло в словарь многих языков. В тексте «Повести…» слово употреблено в форме апостолове [5, с. 35].

Одно из самых частотных заимствований, связанное с наиболее почитаемой христианами книгой Нового Завета, — Евангелие и производные от него. В древнегреческом языке слово εὐαγγέλιον означало ‘радостная весть, награда за радостную весть’. В текстах Библии, повествующих об жизни и деяниях Иисуса Христа, этим словом было названо учение Христа и сам факт появления Его в этом мире: «Καὶ εἶπεν αὐτοῖς˙ Πορευθέντες εἰς τὸν κόσμον ἅπαντα κηρύξατε τὸ εὐαγγέλιον πάσῃ τῇ κτίσει» (Мк. 15:16). — «И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари» (Синодальный перевод). Впоследствии так стали называть сами тексты. В «Повести…» встречается различная орфография слова или производных от него: еваньеліа [5, с. 35], еваньгеліа [5, с. 33], еванкгелиста [5, с. 22].

Также из Библии заимствовано слово патриарх (греч. πατριάρχης — дословно ‘родоначальник, праотец’). Первоначально этим словом назывались лишь родоначальники еврейского народа, Авраам, Исаак, Иаков и его двенадцать сыновей, затем так же стали называть глав христианских церквей в крупных религиозных центрах. В «Повести…» слово употребляется в обоих значениях: патріархи іакова [5, с. 13] в первом значении; индийского патриіархи [5, с. 51] во втором.

Лексема диавол восходит к греческому διάβολος, которое дословно означает ‘клеветник, подстрекатель’. Еще в Септуагинте это слово употреблялось для передачи еврейского Сатана, обозначавшего сверхъестественного противника Бога. В «Повести…» встречаются производные от этого слова: дьябольская [5, с. 4], дьябольскіх, дъяболство [5, с. 48]. Написание этого слова через букву б свидетельствует о западном пути заимствования, в отличии от старославянского диавол.

Примером дублетных форм, указывающих на разные посредничества при заимствовании, могут служить варианты слова епипаній [5, с. 64] и епифаніи [5, с. 73], первое из которых указывает на польское влияние, а второе — на старославянское. Слово епифания восходит к греч. ἐπιφάνεια, которое значит ‘явление’, в религиозном контексте — ‘богоявление’. В период раннего христианства с эпифанией связывали праздник Рождества, позже традиции восточной и западной церквей разошлись: в православии праздник богоявления соединили с Крещением, а в католичестве — с Поклонением волхвов. В «Повести…» отражены обе традиции; так, в первом случае поясняется: епипаній, албо крщніе бжье [5, с. 64], во втором — епифаніи альбо трехъ королевъ [5, с. 73].

Латинских заимствований, восходящих к текстам Библии, меньше, чем греческих. В тексте повести мы обнаружили только два: тестамонта [5, с. 20] и кальваріе [5, с. 22]. В общем значении тестамент (от лат. testamentum через польск. testament) обозначает ‘завещание’, но в религиозном контексте это слово приобретает значение ‘завет’. Слово кальваріе — латинское название Голгофы (др.-евр. ‘лобное место’), происходит от лат. calva — ‘череп’.

Следующая группа заимствованной лексики религиозного характера относится к сфере богослужения и церковного устройства. В этой группе можно выделить две подгруппы: общехристианская лексика и специфически западная, католическая терминология. Рассмотрим сперва лексику, используемую как в восточной, так и в западной церквях.

Весьма любопытным с точки зрения истории заимствования является слово ωлтарь [5, с. 43]. Слово ведет свое происхождение от лат. altar/altare, которое является более поздним вариантом слова altaria, образованного из двух корней: altus — ‘высокий’ и ara — ‘жертвенник’. Существует предположение, что слово могло попасть в старославянский из ср.-греч. ἀλτάριον, однако в словаре Фасмера опровергается такая точка зрения: «…очевидно, из лат. altare, едва ли через ср.-греч. ἀλτάριον». Вариант олтарь, используемый в тексте «Повести…», типичен для старославянского языка.

Антифон (в тексте повести в форме антифоноу [5, с. 64]) — от греч. ἀντίφωνον (букв. ‘противогласник, звучащий в ответ’) — жанр христианского богослужения, который состоит в попеременном исполнении псалмов двумя хорами или клиросами.

Еще одно заимствование из древнегреческого — ωмеліе [5, с. 83], от греч. ὡμιλία — ‘проповедь’.

«Повесть о трех королях» насыщенна упоминаниями различных церковных чинов, главным образом католической иерархии, однако нередки и слова, употребляющиеся одинаково в обеих конфессиях.

Слово, обозначающее низший церковный чин — диакон (в «Повести…» в форме діакове [5, с. 74]) также заимствовано из греческого διάκονος. Изначально слово обозначало слугу в широком смысле, позже приобрело специфически церковный оттенок. В этом значении оно употреблялось уже с I в. н. э., о чем свидетельствует упоминание в Послании к филиппийцам (1:1), а также в более позднем 1-м Послании к Тимофею (3:8), и позже утвердилось в обеих церквях, католической и православной. Производное от этого слова, употребляющееся в «Повести…», — соубдіаконове [5, с. 77] — представляет собой гибрид греческого корня с латинской приставкой sub- (‘под, ниже’), указывающей на западное, католическое происхождение этого термина, в противопоставление традиционному для восточной церкви иподьякону, образованному с помощью греческой приставки ὑπο-, имеющей то же значение, что и латинская.

Еще одно слово греческого происхождения, обозначающее церковное лицо, — игумен (игоумены [5, с. 85]), в старобелорусский проникло из старославянского, восходит к греч. ἡγούμενος, изначально бывшему причастием от глагола ἡγέομαι (‘идти вперед, управлять, начальствовать’). Таким образом, и здесь мы наблюдаем сужение значения от наиболее общего к узкоцерковному.

Каноник [5, с. 62] — клирик, являющийся членом соборного капитула. Термин заимствован из лат. canonicus, а латинское слово, в свою очередь, ведет происхождение из греч. κανονικός: этим словом назывался священнослужитель, внесенный в список (греч. κανών) епархии.

Разные формы лексемы епископ, восходящей к греческому языку, обусловлены различными языками-посредниками. Форма епискупы [5, с. 51] заимствована, вероятнее всего, из старославянского и фонетически наиболее точно отражает греч. ἐπίσκοπος, которое первоначально означало ‘надсмотрщик, наблюдатель, страж, хранитель’. Надо отметить, что слово епископ употребляется по отношению как к католическим, так и православным иерархам. Форма же бискуп (бискоупы [5, с. 51]) в словарях Фасмера и Булыки идет с пометкой католический епископ; указывается древневерхненемецкое посредничество (biscof), о чем свидетельствует трансформация исходного epi- в bi- [6, I, с. 169]. Также в двух вариантах встречается производное слово от данного термина: архибискоупы, архиепискоупы [5, с. 51]. Греческая приставка ἀρχι- имеет значения ‘главный, верховный’.

Специфически католический термин — капланы [5, с. 52]. Оба словаря, и Булыки, и Фасмера, определяют это слово как ‘католический священник’ и указывают на польское посредничество при его заимствовании, только у А. М. Булыки вторым звеном в цепочке становится чешское слово, а у М. Фасмера — немецкое. Исходное же слово не вызывает сомнений: это латинское сареllаnus, образованное от сареllа — ‘часовня’.

Также исключительно западный церковный термин — приор (в тексте в форме преѡры [5, с. 85]), образован от латинского prior (буквально ‘старший, более значительный, важный’). В словаре А. М. Булыки приор истолковывается как ‘руководитель кармелитского монастыря’, также указано, что это слово впервые употреблено в рукописи «Повесть о трех короляхволхвах» [1, с. 260].

Небольшая по количеству группа слов, заимствованных преимущественно из латинского языка, относится непосредственно к католическому богослужению.

Название основной католической службы — мша — сильно трансформировалось в процессе употребления, так что трудно увидеть в нем латинское missa. Очевидно, что слово является полонизмом. Этимология латинского слова тоже требует пояснения: согласно одной гипотезе, название missa восходит к заключительным словам службы «Ite, missa est». — «Идите, <собрание> распущено». В рукописи слово употреблено в форме мшей [5, с. 51]. В тексте также встречается название частей мессы — интроитъ [5, с. 66], слово, обозначающее момент, когда священник, ведущий службу, проходит к алтарю. По-латыни introitus буквально означает ‘вступление, вхождение, начало’.

Некоторые фразы из молитв попросту транслитерированы кирилличными буквами с латиницы: кглоріа инъ ексцелъсиc [5, с. 59] соответствует латинскому выражению «gloria in excelsis» («слава в вышних»), которое является началом известной католической молитвы «Gloria». Само выражение восходит к латинскому тексту Евангелия от Луки (2:14): «Gloria in excelsis Deo et in terra pax hominibus bonae voluntatis», что переводится как «Слава в вышних Богу и на земле мир людям доброй воли».

Одна из самых известных католических молитв — «Аве, Мария» — также упомянута в тексте «Повести…» в такой орфографии: аве мрія [5, с. 65]. Ave по-латыни означает ‘радуйся’, а сама фраза также восходит к Евангелию от Луки (1:28). Любопытна также фраза из молитвы, которая в самом тексте повести названа антифоном: поют ѡноую антифоноу по латынски гестъ діесъ. || гекъ діес фецит доминоус [5, с. 64]. По-видимому, это несколько искаженная фраза из Вульгаты (латинского перевода Библии): «Sex enim diebus fecit Dominus» (Exodus 20:11), что переводится как «Ведь за шесть дней сотворил Господь».

Еще одно слово, относящееся к религиозной сфере, заимствовано из латинского языка — реликвия [5, с. 57]. Оно представляет собой заимствование лат. reliquiae, образованного от глагола relinquo — ‘оставлять, покидать’. Старобелорусское слово, по А. М. Булыке, было еще более узким по значению, чем современное реликвия, и понималось только как ‘мощи святых’. Впервые оно было употреблено в «Повести…», причем А. М. Булыка указывает на польское посредничество [1, с. 279].

Проанализировав заимствованную религиозную лексику, употребляющуюся в «Повести о трех королях-волхвах», мы сделали выводы, что среди заимствований в равной степени присутствуют как латинизмы, так и грецизмы. Вместе с тем лексика греческого происхождения в большей степени характерна для обеих церковных традиций, и западной и восточной, тогда как латинизмы в основном характеризуют католическую традицию. Особенностью религиозных терминов как латинского, так и греческого происхождения является сужение значения по сравнению с исходным словом, имевшим в языках-источниках наиболее широкое, недифференцированное значение, тогда как заимствованное слово закрепляется в языке в узком специфически-церковном значении.

Литература

1. БулыкаАМ. Даўнія запазычанні беларускай мовы / А. М. Булыка. — Мінск : «Навука і тэхніка», 1972. — 384 с.

2. ВейсманА. Д. Греческо-русский словарь / А. Д. Вейсман. — Москва : Греко-латинский кабинет Ю. А. Шичалина, 1991. — 1370 с.

3. ДворецкийИ. Х. Древнегреческо-русский словарь «Альфа» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://gurin.tomsknet.ru/alphaonline.html. — Дата доступа: 09.06.2015.

4. КарскийЕ. Ф. Западнорусский сборник XV-го века, принадлежащий Императорской публичной библиотеке, Q. I. № 391 : палеографические особенности, состав и язык рукописи / Е. Ф. Карский. — Оттиск из Известий отделения русского языка и словесности Императорской Академии наук. — Т. II. — Кн. 4. — Санкт-Петербург : Типография Императорской Академии наук, 1897. — С. 964–1036.

5. ПеретцВН. Повесть о трех королях-волхвах в западно-русском списке XV века / В. Н. Перетц // Памятники древней письменности и искусства. — Вып. 150. — Санкт-Петербург, 1903. — 116 с.

6. ФасмерМ. Этимологический словарь русского языка : в 4 т. / М. Фасмер — Москва : «Прогресс», 1986. — 4 т.

Скачать статью (rar)Скачать статью (pdf)


Сведения об авторе (сентябрь 2015 г.): Залатар Марыя Валер’еўна — выкладчык кафедры класічнай філалогіі Беларускага дзяржаўнага ўніверсітэта (Мінск).

Выходные данные: Філалагічныя штудыі = Studia philologica : зб. навук. арт. / пад рэд. Г. І. Шаўчэнка, К. А. Тананушкі ; рэдкал.: А. В. Гарнік [і інш.]. — Вып. 8. — Мінск, 2015. — C. 32–37.

ISBN 978-985-500-897-3.